Вторушина Н. Один «Охотник» на две деревни. Часть 3. Первые жители

  Во второй половине 19 века поселения Кузнецово-Вихорево (далее – Кузнецовка) и Анзеба  упоминаются как «выселки» в записях метрических книг Братской Богоявленской и Падунской Зосимо-Савватевской церквей. Так в конце 19 века назывались небольшие крестьянские селения.

Выселки образовывались в результате выхода некоторых землевладельцев из основного села, когда начали возникать проблемы с нехваткой земли. И тогда часть крестьян снимались с насиженного места и переселялись на дальние угодья, образовывая малодворные поселения (в 1-3 двора).

Попытаемся восстановить, какие семейства были первыми жителями выселков.

Большим подспорьем послужила публикация Андреевой Л.В.1, из которой узнаем, что среди первых поселенцев Братского острога были служилые люди — казаки Хромовские, Миромановы, Микляевы, Ознобихины, Это они «заронили» свои фамилии в Братском остроге, которые через потомков своего рода или «новокрещенных»прим. получили свое распространение, в том числе, и в описываемых поселениях.

В подтверждение сказанному в Переписной книге служилых людей Енисейского уезда 1669 года находим эти и другие имена, «у которых в Енисейском остроге дворовые и холосты, служат в Братских и Ыркутцком острогах и на Байкале озере без переменно и что им оклад денег и хлеба и соли»2. Среди них казаки: рядовые служилые Ивашко Семенов Кузнецов, Федька Власов Кузнецов, Галахтионко Феофанов Кузнецов, Васька Иванов Кузнецов,   Безсонко Матвеев Микляев, Федка Петров Мироманков и десятник Ивашко Яковлев Кузнецов.

Каких-либо списков жителей рассматриваемых поселений до начала ХХ века найти не удалось.  Сведения «извлекались» из разных  документальных источников: списки Братской общины, метрические книги церквей, исповедные росписи, избирательные списки, похозяйственные книги деревень и др.

Рассмотрим статистику развития поселений с  конца 19 века   до 30 годов 20 века:

Поселение 1893 1924 1925 1927 1930
Хоз-в Число душ (муж.+жен.) Хоз-в Число душ (муж.+жен.) Хоз-в Число душ (муж.+жен.) Хоз-в Число душ (муж.+жен.) Хоз-в Число душ (муж.+жен.)
Анзеба 3 14 7 50 8 49 8 59 12 59
Кузнецовка 10 60 11 53 10 67 10 56

 

Как видно из таблицы в первые десятилетия  20 века особой  динамики роста числа хозяйств и количества жителей не наблюдается .

Оба поселения  располагались по принятым  для сибири правилам:  выбирали место повыше – на пригорке или на речном яру, чтобы весной сильная вода не затопляла, чтобы было  «оно угоже и крепко, и рыбно, и пашенка не велика есть, и лугов много…»

Кузнецовские жители

Поселение Кузнецовка из-за своей малозначимости не указывалось в метрических записях церковных книг до начала 20 века. Его жители становились прихожанами Братской, Падунской или Николаевской Заводской церквей со своей принадлежностью по месту рождения  — крестьяне Большеокинского села, Долголугской деревни, Долоновской деревни и т.д.

Как уже описывалось ранее, первоначально в этом месте находилась охотничье зимовье некоего Кузнецова, затем во второй половине 19 века здесь на перепутье дорог, возможно,  образовался постоялый двор. Известно также, что в районе пересечения полевой дороги с Николаевского завода и реки Мостовой  (это приблизительно 17 км по Тулунской автодороге от нынешнего Братска) находилась яма (почтовый стан, станция). Об этом свидетельствует Камнев В.И., который слышал от отца, будто с этого места самосвалами вывозили перепревший конский навоз на огороды пос. Порожский, переселяемого в 50-х годах. В перегное нашли красный кирпич с клеймом «НЗ» (Николаевский завод), который долгое время валялся во дворе Камневых.

«До образования станов зимовья представляли собой небольшие избы с битыми из глины печами, широкими лавками и нарами. Зимовья служили местом отдыха для путников в зимний период.  В них они получали за определенную плату еду и фураж для лошадей. Это были по существу первые постоялые дворы, обслуживание которых вели предприимчивые крестьяне, чьими фамилиями они были названы»3.

Учитывая то обстоятельство, что ямы-станции для смены и кормления лошадей устраивались через каждые 20-30 верст, вполне допустимо первоначальное расположение такой станции по пути в Чунскую волость в 20 верстах от Николаевского завода. С появлением первых кузнецовских дворов яма-станция могла переместиться в новое место, или наоборот, в связи с необходимостью её содержания были заселены крестьяне из ближайших окинских поселений: Большеокинска, Долгого Луга, Долоново.

Ямская гоньба – одна из натуральных повинностей крестьян. В описываемой местности вдалеке от главных дорог крестьянами могла осуществляться  междворная гоньба (от деревни до деревни) на собственных подводах по второстепенным дорогам. При этом, «крестьяне получали на станах пашню и сенокосы в бесплатное пользование, а также освобождались от всяких мирских поделок и служеб»4. Возможно, подобные льготы могли привлечь переселенцев. Но эта версия требует дополнительного изучения.

Первые дома ставились повыше, на левом берегу Зэрги — ручья, впадающего в р.Вихоревка. Название Зэрга, возможно, заимствованное тунгусами с якутского джерга, что означает «хариус». И, действительно, как подтверждают старожилы Кузнецовки, хариус заходил в весеннее половодье в Зэргу, пока не вырубили лес по берегам.

Из Плана землепользования 1925 г.

Для установления фамилий семей, проживающих в Кузнецовке, первоначально в качестве базовых были использованы избирательные списки 20-х годов прошлого века, которые уточнялись дополнительными архивными сведениями (крестиком помечен факт участия или присутствия):

№№ п/п Фамилия, имя и отчество Возраст 1922 Выборы5 1925 Землеп.6 1927 Выборы7 1929/30 Налогообл/ число едоков8 Год возведения построе9

№№ п/п

1 2 3 4 5 6 7
1 Носов Егор Васильевич, 1888 +
2 Носова Парасковия Ивановна 1899 +
3 Носов Иван Васильевич 1884 +
4 Носова Мария Федоровна 1888 +
5 Большешапов Прокопий Канидович 1871 + + + 3
6 Большешапова Наталья Ивановна 1876 + +
7 Большешапов Иван Прокопьевич 1903-7? + 4 1917-1921
8 Большешапова Федосья Михайловна 1902 +
9 Большешапов Алексей Михайлович 1887 + + + 8
10 Большешапова Татьяна Петровна 1885 + +
11 Большешапова Анна Алексеевна 1903 +
12 Метляев Степан Константинович 1890 + + + 6 1885?-1925
13 Метляева Агриппина Дмитриевна 1896 + +
14 Большешапов Михаил Петрович 1886 + + + 4
15 Большешапова Марфа М. 1881 + +
16 Большешапова Варвара Михайловна 1904 + +
17 Гимос Михаил Михайлович 1878 +
18 Гимос Анна Васильевна 1881 +
19 Татарников Николай Семенович 1882 + + + 4
20 Татарникова Марфа Ивановна? Мих.? 1887 + +
21 Татарникова Варвара Николаевна 1904 +
22 Каканов Сергей Александрович 1885? + + + 6 1921
23 Каканова Елена Ильинична 1885? + +
24 Большешапов Григорий Андреевич 1896 + + + 7 1924
25 Большешапова Ольга Ильинична 1892 + +
25 Большешапов Андрей Конд. 1867 + +
27 Кузнецов Сергей Степанович ? +
28 Кузнецова Дарья Ефимовна ? +
29 Орехов Сергей Илларионович 1891 + +
30 Орехова Александра Ильинична 1893 +
31 Козлов Василий Артамонович 1898 + + 4
32 Козлова Варвара Михайловна 1900 +
33 Камнев Алексей Васильевич 1883 + + 7 1925-1930
34 Камнева Клавдия Степановна 1886 +
35 Смолин Григорий Александрович 1906 +
36 Литвинцев Иннокентий Алексеевич 1898 + +
37 Литвинцева Анна 1891 +
Всего: 24 изб. 11 хоз-в 29 изб. 53 едока

По спискам налогоплательщиков за 1929/1930 годы в деревне 10 домохозяев с 53 едоками.

Кузнецовы

Кузнецовы широко расселялись в Братской волости. И не удивительно, что именно эта распространенная фамилия дала название новому поселению.  Факт проживания Кузнецовых в Кузнецово-Вихорево удалось установить по избирательному списку за 1922 год, где находим Кузнецова Сергея Степановича и его жену Дарью Ефимовну. Как уже упоминалось ранее, там же у них в 1923 году родилась дочь Зинаида. В дальнейшем эта семья не упоминалась в Кузнецовке.

Большешаповы (Больших Шапок) 

В числе первопоселенцев Кузнецовки — братья Андрей (1867) и Прокопий (1871), сыновья Большеокинского крестьянина Канида (Кандида) Захарьевича Больших Шапок. Род крестьян Больших Шапок-Большешаповых  происходит из села Большеокинска.

Любопытно происхождение фамилии Больших Шапок. Большие (высокие) шапки были исключительной принадлежностью князей и бояр. Скорее всего, носителями этой фамилии крестьяне стали от прозвища, полученного по особому случаю.  И такие примеры есть: «Братчанин, уроженец селенья Братского, Ефим с интересной фамилией Больших Шапок – именно так, в два слова. Вот этот мужичишка прошёл всю войну и участвовал во взятии Парижа»10 .Речь идет о войне с французами 1812 года, к этому времени фамилия уже была.

Такое написание и произношение фамилии просуществовало до времен установления Советской власти.

К 1920-м  годам уже несколько домохозяев Большешаповых находилось в деревне:

1.Вдовец Андрей Канидович;

2.Его сын Григорий Андреевич (1897) с женой Ольгой Ильиничной (1904?);

3.Прокопий Канидович с женой Натальей Ивановной (1876);

4.Его сын Иван Прокопьевич (1907) с женой Федосьей Михайловной (1902), в девичестве Хромовских;

5.Михаил Петрович (1886) с женой Марфой Михайловной (1881);

6.Алексей Михайлович (1887) с женой Татьяной Петровной (1885), в девичестве Больших Шапок.

Из метрической записи за 1921 год узнаём, что в возрасте 73 лет «от старости умерла Кузнецовской Вихори выселка гражданка вдова Елена Игнатьевна Больших Шапок». Установлено, что Елена Игнатьевна (1849?) ранее проживала в с.Большеокинске в браке с Петром Михайловичем Больших Шапок. Скорее всего, это родители Михаила Петровича Большешапова, которые перебрались вместе с сыном на новое место жительства, или овдовевшую мать сын забрал с собой при переселении. Большешаповы обосновались в деревне основательно, они одни из немногих, кому были отведены дополнительные угодья для крестьянских нужд.

Материалы по налогообложению позволили определить род занятий или промысел, которыми кормилась семья: охота, извоз, доход от сепаратора, поденщина, сдача жилья (1/2 дома) в аренду.

Дом Большешапова Ивана Прокопьевича

Дом Большешапова Григория Андреевича

Метляевы (Микляевы, Михляевы)

Задний двор дома Метляевых

В Переписной книге 1669 года среди служилых людей Енисейского уезда значится рядовой Безсонко Матвеев(ич) Микляев. При этом вспоминается казак Григорий Дмитриевич Микляев, который под именем Гришки Безсонова в 1696 году защищал мирские интересы жителей Братского острога при смещении приказчика Кафтырева.

Родовая деревня Метляевых в Братской волости – Пьяново. В Кузнецовке же осел один из сыновей пьяновского крестьянина Константина Васильевича Метляева (1862) – Степан (1890). Из Похозяйственных книг 40-х годов узнаем, что у них с женой Агриппиной Дмитриевной (1896) было четверо детей: Василий (1916), Андрей (1920), Клавдия (1924), Константин (1929). Там же находим даты постройки дома  — 1925 г. и дворовых построек: сарай и хлев – 1885 г.; баня – 1912 г.  Из детей родительский дом (по местной легенде – бывший постоялый двор) наследовал Василий Степанович. Основной промысел главы семейства – охота.

Какановы (Кокановы)

В Похозяйственной книге за 1947 год дом и хозяйственные постройки Какановых датируются 1921 годом. Следует полагать, что в это время в деревне появилось хозяйство Сергея Александровича Каканова (1885) и его жены Елены Ильиничны (1885). Сестра Елены Ильиничны – Ольга (1904) тоже жила в Кузнецовке в замужестве с  Большешаповым Григорием Андреевичем.

  Судьба Сергея Александровича прослеживается по записям  Большеокинской Пророко-Ильинской церкви: в 1905 году он значится как крестьянин из ссыльных Ключи-Булакской деревни Шамановской волости; в 1914 и 1915 годах записан как ссыльно-поселенец той же деревни, но живет, по-видимому, в Долоново, так как неоднократно участвует в качестве восприемника при  крещении детей долоновских крестьян. В 1918 году Каканов С.А. в записях Заводской Николаевской церкви указан как крестьянин Долоновской деревни, а в 1922 году он уже в списке избирателей – жителей  дер.Кузнецово-Вихорево. В семье Какановых дети: Александра (1905), Анна (1915), Леонид (1925), Мария (1927), Клавдия (1933), Тамара (1935).

Его родители: отец Александр Иванович (1854?) и  мать Полина (Пелагея) Ивановна (1858?), тоже были жителями деревни в 30-х годах, затем в 1944 году выехали в с.Николаевский завод. О присутствии старшего Каканова А.И в деревне узнаем из протокола собрания граждан от октября 1935 года: «Единоличник Александр Иванович Каканов при переписи скота укрыл злосно двух поросят от 4 мес. до 9 мес.». Пленум сельсовета постановил: подвергнуть штрафу — 200 рублей.

К сведению: в некоторых метрических записях фамилия писалась как «Куканов».

Носовы

Носовы выходцы из енисейских казаков, в 18 веке уже как крестьяне Спиридон Носов и жена его Ирина (1785-1786 гг.), Михаил Носов и сын его Еким (1790 г.) упоминаются в метрических книгах Больше-Окинской Пророко-Ильинской церкви. В 19 веке отдельные семьи Носовых селились в д.Долгом Луге (Моисей Васильевич Носов) и д.Долоново (Матвей Аввакумович Носов). Примечательно, что Носовы находились в кровном и духовном родстве с большеокинскими Татариновыми и долоновскими Кузнецовыми. В Кузнецовке в соответствии с архивными данными жили семьи братьев Ивана Васильевича (1885) и Егора Васильевича (1888) Носовых по 1922 год. В Поселенных списках плательщиков единого сельхозналога с.Братск за 1929/1930 год числится Носов И.В. с женой Анной и сестрой Евдокией (1880).

Татарниковы (Татариновы)

Во всех метрических записях фамилия записана как Татариновы, а с установлением Советской власти, начиная с выборов в сельские Советы и в последующее время, она пишется в архивных документах — Татарниковы.

В Ревизских сказках 1721 года по Братской волости находим одно из первых упоминаний фамилии: «Верх по Ие реке по правой стороне деревня, а в ней четыре двора. В ней пашенные крестьяне Татариновы…»11. Большеокинские крестьяне Николай и Михаил Татариновы упоминаются также в записях Большеокинской Пророко-Ильинской церкви в конце 18 века.

В 1918 году в метрической записи Заводской Николаевской церкви Николай Семенович Татаринов значится как восприемник при рождении сына Максима у Алексея Михайловича Большешапова. Этот факт указывает не только на духовное родство семей, но возможно, на их общность интересов по месту проживания в Кузнецовском выселке. Подобное участие наблюдается в 1923 году, когда у «гражданина выселка Кузнецовой-Вихоревой» Татаринова Николая Семеновича родился сын Александр и в качестве восприемников записаны  соседи  — «Анзебинского выселка граждане Григорий Константинович Хромовских и Параскева Дмитриевна Хромовских». До 1930 года Татаринов Н.С. числится по Кузнецовке как налогоплательщик. Доход семье приносит охота и сдача жилья в аренду.

 Литвинцевы (Литвинцовы)

В «Описи Илимскому городовому и всякому строению нынешнего 1703 году»12 упомянуты дворовые места служилых Степана и Ивана Литвинцовых. Вспомним, что Братский острог с 1705 по 1775 год находился в ведомстве Илимского воеводства, и в Братскую волость Литвинцовы заселялись с илимской земли по селам Кежемского Николаевского прихода: Кежемское, Большемамырское, Маломамырское, Каймоново.

Эту фамилию упоминает Шерстобоев В.Н.:  «Литвинцев Иван Степанович, илимский дворянин, управитель (1720-1722 гг.).  …Был вновь воеводой в 1727-1728 годах, по терминологии тех лет – илимским земским комиссаром. Из семьи Литвинцовых на протяжении столетия выходили многие видные служилые люди Илимкого воеводства».13

Вероятно, Литвинцева Иннокентия Алексеевича «занесли» в Кузнецовку ветры Гражданской войны. С 19 ноября 1919 года по 1 мая 1920 года он воевал в партизанском отряде Бурлова. В 1925 году домохозяину Литвинцеву И.А. отведена земля в Кузнецовке, в 1927 году там же участвует в выборах сельсовета. С  июня 1928 года он объездчик  Братского  учлестрансхоза, с мая 1930 года – старший объездчик того же учреждения, проживает в Кузнецовке.

Камневы

В 1925 году в Кузнецовке поселяются Камневы с Николаевского завода. Глава семейства – Алексей Васильевич (1883), его вторая жена  — Клавдия Степановна (1886). С ними дети Камнева от первого брака с Матреной Леонтьевной Тельных (умерла в 1923 году): Анастасия (1913), Алексей (1915), Иван (1917); а также взрослый сын Клавдии Степановны (в девичестве Рукосуева) от ее первого брака со Смолиным Александром (погиб в Гражданскую войну) — Григорий Смолин (1906).

Дом Камнева Алексея Васильевича

Дом и амбар перевезены с прежнего места жительства, а временным жильем до сборки построек служило охотничье зимовье. Камневу А.В. нарезали землю под усадьбу и огород – 20 соток. С прежнего места жительства перегнали скотину: три лошади, три коровы и овец — «кто их щытал».

Основной промысел всех взрослых членов семьи — охота.

После женитьбы в 1928 году в отдельное хозяйство выделился Григорий Александрович Смолин. Жену взял из соседней деревни – анзебинскую Татьяну Петровну Мироманову (1909). Для их семейства Камнев А.В.построил небольшой дом.

Семья Смолиных оставалась в числе постоянных жителей до 60-х годов.

Гражданам Козлову Василию Артамоновичу и Орехову Сергею Илларионовичу в 1925 году также отводится в Кузнецовке земля под усадьбу и огород. Предположительно, они,  как Камнев А.В., работали на  Николаевском заводе и вынуждены были искать новое место жительства после  объявления в июле 1925 года о ликвидации завода и распродаже его имущества. Фамилия Ореховых упоминается в метрических записях Николаевской Заводской церкви. К примеру, в 1877 году имеются сведения о рождении дочери Татьяны у  ссыльнорабочего Тимофея Семеновича Орехова и его жены Агриппины Семеновны.

Козлов Василий Артамонович (1898) с женой Варварой Михайловной (1900) и Орехов Сергей Илларионович (1891) с женой Александрой Ильиничной (1893) участвуют в выборах сельсовета в 1927 году.

Дальнейшая судьба Орехова С.И. неизвестна. О Козлове В.С. узнаем из документов 1930 года, что он числился в списке необлагаемых налогом граждан, как получающий зарплату. Состав семьи – один человек.

Гимос

Эта необычная фамилия Михаила и Анны Васильевны обнаружилась в выборных документах 1922 года по Кузнецовке. Откуда и по каким обстоятельствам они появились в деревне, неизвестно. Их нельзя отнести к административно-ссыльным поселенцам, поскольку они были включены в избирательный список с правом голоса. Но при нарезке земли в 1925 году их нет в числе домохозяев, по-видимому, к тому времени семейства уже не было в деревне.

В 1929 году Анна Васильевна Гимосова? числится в составе Братского врачебного участка, где она работала сиделкой. Число едоков — 6, работающих — два члена семьи. Свое социальное происхождение в анкете Анна Васильевна обозначила так: «батрачка».

В настоящее время в селении Кузнецовка сохранились и находятся на своих первоначальных местах дворы Большешапова Г.А., Большешапова И.П., Метляева С.К. и Камнева А.В..

Анзебинские жители

На рубеже 17-18 веков немногочисленные эвенки, оставшиеся жить возле Братского острога, попали под влияние русского населения. «У них нет скота, живут они в лесах, но так бедны, что многие даже не имеют оленей, чтобы отправиться на охоту. Тех, которые не имеют оленей, называют бедными. Впрочем, они, может быть из-за своей бедности, много общаются с русскими жителями и в большинстве случаев понимают русский язык и часто позволяют себя крестить».14

Поселяясь среди русских крестьян, тунгусы переставали систематически заниматься промыслами и вовлекались в сельское хозяйство, как правило, в качестве батраков.  Понуждение тунгусов к оседлости сопровождалось их обращением в православие. Они принимали крещение и именовались «новокрещенами», получая при этом прозвание (фамилию и имя) своих крестников. «Иногда несколько новокрещенных из разных родов имели одну и ту же фамилию. Это значит, что у них был общий крестный отец… Так в ясачной волости появилось … 10 Храмовских.. »15

Через  некоторое время отпадет слово «новокрещенный» и тунгусы потеряют признаки своего происхождения.

Русские же перенимали навыки охоты и выживания в северных условиях. Они вынуждены были принимать уклад жизни аборигенов, тем более, что местные женщины становились их женами. Так создавались смешанные семьи.

Соседство двух разных культур было взаимопроникающим. Анзеба — яркий пример такой ассимиляции.

Одним из первых жителей Анзебинского улуса в 1847 году  упомянут умерший от горячки поселенец Анзебинского улуса Иван Степанович Попов, 45 лет.  В 70-х годах 19 века  Анзебинский выселок обживают ясашные Тэнгинской деревни и русские крестьяне из деревень Пьяново, Долгий луг.

Состав жителей Анзебы начала 20 века, установленный по архивным документам:

№№ п/п Фамилия, имя и отчество Возраст 1922 Выборы5 1926

Список общины16

1927 Выборы7 1929/30 Налогообл./число едоков8 Год возведения построек9
№№ п/п 1 2 3   5 6 7
1 Мироманов Иннокентий Петрович 1904 + 2 1924
2 Мироманова Александра Ивановна 1902 +
3 Мироманов Василий Петрович 1899 + 3 1900-1935
4 Мироманова Анастасия (Надежда) Ефимовна 1890 +
5 Мироманова Татьяна Петровна 1909 +
6 Храмовских Михаил Григорьевич 1880 + + + 5 1913-1916
7 Храмовских Аксиния Даниловна 1878 + + +
Храмовских Федосья Михайловна 1903 + + +
8 Храмовских Василий Григорьевич 1885 + + + 7 1907-1928
9 Храмовских Елена Алексеевна- Алена Анисимовна (Дорофеева) 1887 +
10 Храмовских Иннокентий Васильевич 1903 + + + 1907-1928
11 Храмовских Параскева Дмитриевна (Черемисина), 1902 + +
12 Федоров Семен Васильевич 1887 + + 1890-1924
13 Федорова Анисия Емельяновна 1884 +
14 Федоров Григорий Семенович 1908 +
15 Сухих Дмитрий Гаврилович 1888 + + + 9 1916-1923
16 Сухих Мария Савватеевна 1895 + + +
17 Храмовских Наталия Федоровна 1855 + +
18 Храмовских Николай Александрович 1904 + + 1890
19 Храмовских Алексей Григорьевич 1882 + + + 10 1880-1923
20 Храмовских Екатерина Никоновна (Дубровина) 1881 + + +
21 Храмовских Иван Григорьевич 1886 + + + 1885-1918
22 Храмовских Парасковья Семеновна (Кузнецова) 1889 + + +
23 Дудин Андрей Тимофеевич 1875 + +
24 Дудина Александра Ефимовна 1889 + +
Дудин Николай Андреевич 1907 +
25 Храмовских Александр Федосеевич 1881 + + 6
27 Ознобихин Алексей Семенович 1890 + + 6
28 Ознобихина Татьяна Григорьевна (Петухова-Хромовских) 1889 + +
29 Храмовских Григорий Константинович 1904 + 6
30 Потапов Иван Федорович 3
Всего:   16 изб.   26 изб. 57 едоков

 

По спискам налогоплательщиков за 1929/1930 годы в деревне 10 домохозяев с 57 едоками.

Хромовских (Храмовских)

Обратимся к Исповедным ведомостям Братской Богоявленской церкви 1810 года.17 В числе прихожан значится вдова Фекла Григорьевна Хромовских (70 лет)  и ее сыновья: Алексей, Лев, Евграф, Михайло. Один из сыновей – Евграф Григорьевич (1780), в последующие годы (до середины 19 века) именуется как «Братского острога станичный казак» и по метрическим записям неоднократно  указывается то в качестве то восприемника, то поручителя ясашных.  Его сын станичный казак Евфим Евграфович (1821) также мог быть крестником при обращении тунгусов в православие и передавать свою фамилию.

К концу 19 века сыновья ясашного Тэнгинской деревни Феодосия Гордеевича Хромовских — Федор и Александр  уже именуются  «крестьянами Падунского прихода  Анзебского выселка». Следует указать, что этот род Хромовских с конца 19 века и по 1905 год именуется в метрических записях обеих братских церквей Пономаревыми. К примеру, в 1890 году уже упомянутый Феодосий Гордеевич в метрической книге Богоявленской церкви записан как Пономарев, а в 1891 году – как Хромовских. Его сын Александр Феодосьевич, «крестьянин выселка  Анзiобь», в 1904 году пишется Пономарев при рождении сына Николая (МК Зосимо-Савватеевская церкви), а в 1905 году он записан Хромовских при рождении дочери Анисьи (МК Богоявленской церкви).

Возможно, в этих случаях имело место применение прозвания (прозвища), переданное по родству или связанное с каким-то событием, и которое имел почти каждый человек в деревне.

От какого Пономарева пошло прозвище?  Вот, к примеру, факт 1836 года, когда  при заверении бракосочетания Саввы Федоровича Мироманова, родного дяди будущего анзебинского жителя  Антона Павловича Мироманова, «…Яков Пономарев руку приложил».

С другим родом Хромовских, выходцами с Тэнгинской деревни, также прослеживается двойное именование. Ясашный Падунского селения  выселка Анзебь Хромовских Григорий Георгиевич (Егорович) с женой Меланьей Андреевной-Павловной? произвели на свет добрую половину анзебинских крестьян: Андрея (1879), Михаила (1880), Алексея (1883), Константина (1884), Василия (1885), Ивана (1888), Татьяну (1889). Женился Григорий Георгиевич в 1875 году на Миромановой Меланье Павловне как Петухов,  и он и его дети именовались в метрических записях до 1911 года то Хромовских, то Петуховыми. Это прозвище, могло пойти от ссыльно-поселенца Афанасия Петухова, умершего в 1913 году в возрасте 82 лет.

Интересно, что в Заларинской волости Иркутской губернии существовали деревни Большая Петухова, малая Петухова и Петухова. Образованы шестью братьями Петуховыми, переселившимися из Санкт-Петербурга и основавшими деревни одну за другой в 1859, 1881 и 1896 годах, что послужило широкому распространению фамилии18. Не из тех ли мест прибыли Петуховы в соседнюю Братскую волость?

Про Хромовских вспоминает И.И.Ознобихин, старожил Братского района и комсомолец 20-х годов,  невольно смешав семьи Федосея Гордеевича и Григория Георгиевича: «В 30 километрах от Братска, по речке Вихоревка жила в юрте семья тунгусов. У главы ее Федосея Храмовских была дочь Таня и семь сыновей: Михаил, Алексей, Григорий. В 1910 году в 5-ти километрах от юрты, тоже на берегу Вихоревки, Федосей семьей построил дом. Они стали садить картофель, сеять немного хлеба. Но в основном занимались охотой, рыбалкой. Со временем сыновья Федосея поженились на русских девушках, и к 1915 году каждый сын поставил свой дом. Дочь Татьяна вышла замуж за русского парня Алешу из деревни Долгий Луг, которого вскоре перетянула к своим родителям. И стала деревня в 9 дворов называться Анзебой. В 1930 году в деревне Анзеба было 16 дворов одной семьи. Здесь была открыта начальная школа. Днем учились дети, вечером – взрослые»19.

Дом Хромовских Ивана Михайловича

Самые ранние постройки Хромовских установлены по Похозяйственной книге 1940-1945 гг. и относятся к концу 19 века: 1880 год (Хромовских А.Г.) и 1885 год (Хромовских Н.А.).

Дом Хромовских Михаила Григорьевича, в котором выросли три поколения его потомков, в настоящее время является музейным экспонатом Ангарской деревни – «Изба-одноколок усадьбы № 1». В результате историко-дендрохронологического анализа ему установлена точная дата постройки — 1902 год.20

Промыслы Хромовских — охота, извоз,  доходы от мельницы и сепаратора. Как вспоминают старожилы, муку мололи конными жерновами.

 

Миромановы

Енисейский рядовой служилый 2-ой сотни Федька Петров Мироманков с «окладом по 5 рублев», упомянутый в Переписной книге 1669 года,  вероятно, явился одним из первых «сеятелей»  фамилии Миромановых в  братских деревнях.

Среди первых жителей Братского острога значатся: казак  Иван Мироманов (1696 г.), пашенный крестьянин Микифор Мироманов из д.Окинской (1702 г.), станичный казак  Стефан Евграфович Мироманов (1739 г.), служилые люди Семен и Андрей Миромановы (1746 г.)1

Из   «Очерков истории …»21 узнаем о событиях, связанных с толмачом Петром Миромановым (1658-1660) и илимским казаком Герасимом Миромановым, сопровождавшим ссыльного ламу Данжина в 1767 г. У Шерстобоева  в «Илимской пашне» упомянут казак М. Мироманов (наказан батогами за самовольный арест в 1759 г.).

Пьяновской деревни крестьянин Антон Павлович Мироманов (1847) с сыновьями Петром (1875) и Степаном (1888) появились в Анзебе в начале 20 века. Даты построек от 1900 года установлены по похозяйственным книгам. Окончательно закрепился в деревне старший сын Петр Антонович, взяв в жены Феклу Герасимовну Бурнину (1875) из Бурнинской деревни. Их дети: Василий (1899), Анна (1902),  Иннокентий (1904), Петр (1907), Татьяна (1909).

Младший сын Степан Антонович «в призыв 1908 г. принят в военную службу». Был женат на Анне Ивановне Китаевой (1888) из Московской деревни. Их дети: Василий (1907), Константин (1911), Параскева (1916), Александр (1918), Клавдия (1920).  В 1918 году он  — крестьянин села Николаевский завод, что стало известно из метрической записи Николаевской Заводской церкви при рождении сына Александра.

Промысел Миромановых – охота, доходы от мельницы.

Кроме того, в 1911 году по метрическим записям Зосимо-Савватеевской церкви установлен брак крестьянина Пьяновского прихода Анзебинского выселка Мироманова Алексея Дмитриевича, 23 лет, на крестьянской дочери Спасопустынского селения Наталье Степановне Поповой, 24 лет. Алексей Дмитриевич – один из сыновей пьяновского крестьянина Мироманова Дмитрия Константиновича и Матроны Григорьевны (в девичестве Московских). Родовая ветвь этого семейства Миромановых в других источниках в последующее время в этом селении не упоминается.

Ознобихины

Еще одна старейшая казацкая фамилия на братской земле.  В 1746 год  в челобитной  служивых  людей  Братского острога о выдаче жалования значатся: … Семен Ознобихин, Козьма Ознобихин,  Семен Ознобихин-Засухин,  Осип Ознобихин… Казак М.Ознобихин известен тем, что в 1724 году принял Братский острог в управление от приказчика Толстоухова. Одновременно с ним в Братске служил Алексей Ознобихин.1

Ознобихины в большинстве своем проживали в Долгом Луге и являлись прихожанами Большеокинской Пророко-Ильинской церкви.

Будущий житель Анзебы — Алексей Семенович Ознобихин родился в марте 1890 года в с. Долгий луг, родители Семен Иванович (1862) и Александра Ивановна, о чём имеется запись в метрической книге Больше-Окинской Пророко-Ильинской церкви.

Также удалось найти запись о его  бракосочетании в январе 1912 года с крестьянской дочерью Тэнгинской деревни Татьяной Григорьевной Хромовских-Петуховой, 21 года.  Одним из поручителей по жениху был его отец Семен Иванович Ознобихин. Отец Семен Иванович последние годы жизни жил с сыном и умер в начале сороковых годов.

Перебрались Ознобихины в Анзебу к 20-м годам прошлого века, может быть, этому поспособствовал брат Петр Семенович Ознобихин, «крестьянин Братского селения». до этого времени их семья отслеживается по метрическим записям (при рождении  детей) как долголугских жителей.

Охота и мельница кормили семью, а  дом свой Ознобихин построил в 1924 году.

Сухих

Крестьяне Сухих – старинный долголугский род. К примеру, в метрической книге Большеокинской Ильинской церкви за 1790 год есть запись о рождении дочери Ксении у прихожанина крестьянина Михаила Сухих из Долгого Луга.

В Анзебе поселился Сухих Дмитрий Гаврилович (1888) с первой женой Гликерией Андреевной (1885). Его родители: отец – долголугский крестьянин Гаврила Власович Сухих (1850), мать – крестьянская дочь пьяновской деревни Стефанида Михайловна Мироманова (1851).

Хозяйственные постройки обозначены в похозяйственной книге датами от 1916 до 1923 года. Можно предположить, что семья поселилась в деревне в эти годы. От первого брака родился Георгий-Егор (1919). После смерти жены в 1920 году, Дмитрий Гаврилович повторно женился на Марии Савватеевне (1895). Их дети: Максим (1924), Екатерина (1927). Василий (1929), Владимир (1932), Зоя-Зинаида (1936).

Федоровы

Из событий 60-х годов 17 века: «Одного  из крестьян, Софрона Федорова, человека грамотного, Иван Похабов (приказчик Брацкого острога) собирался бить кнутом и руку отсечь за сочинение челобитных…»22

Во второй половине 19 века по Братской волости встречаются разные Федоровы: ссыльнокаторжные и ссыльнорабочие Николаевского завода, поселенцы Долгого Луга и Большеокинского села, крестьяне Бурнинской деревни.

В начале 20 века в Анзебе по избирательному списку 1922 года числился  только глава семьи Семен Васильевич Федоров (1887).  В 1927 году к нему приписаны  жена  Анисья Емельяновна (1884) и сын Григорий (1908). Хозяйственные постройки датируются 1823-1924 годами. Возможно, семья соединилась после того, как был построен дом. Установлены также сыновья: Петр (1916) и  Изосим (1919).

Дудины (Дугины)

Поселенцы Тэнгинской деревни Дудины (Дугины) встречаются в метрических записях Зосимо-Савватеевской церкви в конце 19 и начале 20 веков.

Семья Дудиных – Андрей Тимофеевич (1875) и Александры Ефимовны (1889) присутствует в списках избирателей деревни Анзебь  1922, 1927 годов и в составе Братской общины 1925 года. Совместно с ними проживал сын  Николай (1907). Он, как безработный, был включен в список батраков по Братскому райисполкому за 1929 год. Собственный дом с хозяйственными постройками у семейства появился в 1933 году. Сын Николай Андреевич был женат на Анастасии Михайловне (1916).

Потаповы

Сын долголугского крестьянина Потапов Иван Федорович появляется в Анзебе к 30-му году. Его родители Федор Николаевич и Евдокия Яковлевна – старожилы Долгого Луга. О составе семьи Ивана Федоровича известно, что едоков — 3 человека (вероятно, это жена Агафья и дочери Елизавета и Валентина).

 

… Старой Анзебы сегодня не существует.  В 40-е годы прошлого века при строительстве железной дороги Тайшет-Лена поселение значительно (более  6 км) «передвинулось» на восток, в 1963 году переименовалось  в поселок городского типа Чекановский, а теперь и вовсе сносится, как бесперспективное.

Продолжение следует…

Примечания:

с.1. Новокрещенный – недавно принявший крещение человек.

с.4. Восприемники — (крестные отец и мать), лица, которые при крещении взрослых являются свидетелями и поручителями за серьезность намерения и за правую веру крещаемого, а при крещении младенцев и больных, лишенных дара речи, дают за них крещальные обеты и произносят Символ веры. На восприемников возлагается обязанность следить за ростом релииозного. и нравственного сознания новокрещеного. В случае необходимости восприемник должны оказывать покровительство своим крестникам или даже брать их на свое попечение.

с.7. Ясач(ш)ный  — плательщик натуральной дани (ясака). Ясачными людьми считались мужчины нерусских народностей от 18 до 50 лет (позднее с 16 до 60) за исключением больных и увечных;

с.8. Поручитель – участник браковенчания православных со стороны жениха или невесты. В народе их называли дружка, подружие или шаферы. Поручители подтверждали своими подписями акт браковенчания в метрической книге. Они, как правило, хорошо знали жениха и невесту, поручались за них.

Список источников:

  1. Андреева Л.И. Первые поселенцы при Братском остроге. // http://bratsk-starina.ru/andreeva-l-v-pervye-poselency-pri-bratskom-ostroge/
  2. Переписная книга служилых людей Енисейского уезда 1669 года. //http://sharipov.narod.ru/docum/Eniseysk1669.htm
  3. Нефедьева А.К.. Тихонов В.В. Московский тракт. – Иркутск: ГУК АЭМ «Тальцы», 2010. – С. 119.
  4. Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Том 2. /Илимский край во 2-4 четвертях 18 века/ — Ирк. кн. изд-во. 1957 — С. 383.
  5. Отчеты избирательных комиссий по выборам в сельсовет. 1923 г. // Архивный отдел администрации г.Братска. Ф. Р-37. Оп. 1. Ед.хр. 1. Лл.: 25, 37.
  6. План Иркутской губ. Тулунского уез. Братской вол. землепользования гр.деревни Кузнецово-Вихорева, отведенного согласно постановления Тулуновского Уземсовещания от 26 августа 1925 года за № 491 землемером ГЗУ Волк в 1925 году. // БГОМ. Ф. 33. Оп. 1. Ед.хр.95.
  7. Списки лиц, имеющих право избирать и быть избранными. 1927 г.// Архивный отдел администрации г.Братска. Ф. Р-37. Оп. 1. Ед.хр. 4б. Лл.: 15, 16.
  8. Поселенные списки плательщиков единого сельхозналога. 1929/1930 гг. // Архивный отдел администрации г.Братска. Ф. Р-37. Опись 1. Ед.хр. 10. Л.37
  9. Похозяйственная книга. 1940-1945 гг. // Архивный отдел администрации г.Братска. Ф. Р-37. Оп. 1. Ед.хр. 35.
  10. Ануфиев А. О гусарах, предках наших. // http://kuluars.info/zhurnal-irkutskie-kuluary/irkutskie-kuluary-24/o-gusarakh-predkakh-nashikh.html
  11. Ревизские сказки Братской волости. 1721 г. // ОГКУ ГАИО. Ф. 1. Оп. 1. Ед.хр. 6. Лл.: 76 (об.), 77.
  12. Опись Илимскому городовому и всякому строению нынешнего 1703 году.//- http://sharipov.narod.ru/docum/Ilimsk1703.htm
  13. Ш-1-130 Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Том 1. /Пашня Илимского воеводства 17 и начала 18 века/ — Ирк. обл. изд-во. — 1949. – с.130.
  14. Тугулуков В.А. Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. – М., Наука, 1985. —  с.13.
  15. Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Том 2. /Илимский край во 2-4 четвертях 18 века/ — Ирк. кн. изд-во. 1957, с. 635.
  16. Материалы Братской общины 1925 г. — ОГКУ ГАИО. Ф. 50. Оп. 6. Ед.хр. 251.
  17. Исповедные росписи Богоявленской церкви Братского острога. 1810-1839 гг. — ОГКУ ГАИО. Ф. 291, Оп. 1. Ед.хр. 3.
  18. Макагон Г. Что в имени тебе моем? // http://irkipedia.ru/content/chto_v_imeni_tebe_moyom_toponimy_zalarinskogo_rayona
  19. Перед рассветом. Очерк жизни Братск 1910-1920 гг. // Красное Знамя. 1971. 13 ноября.
  20. Жарников З.Ю. Историко-дендрологический анализ памятников деревянного зодчества северо-запада Иркутской области. //Автореферат. — Красноярск, 2012.
  21. Окладников А.П. Очерки из истории западных бурят-монголов (17-18 вв.). — Л., Гос. соц.-экон. изд-во, 1937. – Сс. 116, 218
  22. То же, с. 107

 

Уведомление о правах.
Данный материал является авторским, все права принадлежат сообществу «Старый Братск». При полном или частичном копировании материала ссылка на данную статью или сайт bratsk-starina.ru как авторов обязательна

9 комментариев на “Вторушина Н. Один «Охотник» на две деревни. Часть 3. Первые жители

  1. Алексей Семёнович Ознобихин, мама вспоминает разговоры в семье, перебрался в Анзёбу сразу — «ушёл в семью», в Долгом Лугу уже не жил. В ограде дома у них стоял чум, в котором жили летом. В избу перебирались с холодами… Пётр Семёнович Ознобихин — мамин дедушка, был на пять лет младше Алексея, потому «способствовать» переезду в Анзёбу вряд ли мог, а вот переезду в Братск — может быть… Братья между собой ладили… Мама вспоминает, как уже после войны хоронили жену Алексея, умершую от тифа…

    • Спасибо за комментарий и поправку. Действительно, Петр Семенович Ознобихин (1895 года рождения) младше своего брата Алексея Семеновича — нашла этому подтверждение. Придется от этой версии отказаться…
      Очень интересны семейные подробности Ознобихиных, обязательно использую при обновлении публикации. Важно, что есть обратная связь, в результате чего материал может дополняться и уточняться читателями. С уважением, автор.

    • В ходе исследования фамилий набрался некоторый объем родословной информации дореволюционного периода, готова поделиться. Сообщаю также, что предполагается дальнейшее изучение жизни деревень и их жителей (до 50-х годов), следите за публикациями. С уважением, автор.

    • Спасибо за ссылку. Действительно, вариантов написания этой фамилии много и в метрических книгах: раздельно (Больших Шапок), слитно (Большихшапок), через дефис (Больших-Шапок), с сокращением (Б-Шапок).

  2. Моя прабабушка жила в старой анзебе. Мироманова Александра Ивановна. Говорила что она долголужская т.есть д. Долгий луг. В девичестве Панина. Была за мужем за Иннокентием (кешкой величали) был охотником. Действительная дата рождения 1897 г. но по какой то причине прописали 1902 г. почему то на тот момент надо так было. Прадед Иннокентий был убит в лесу в 1939 примернго году.
    У Иннокентия был брат и сестры одна из них Татьяна. Рано осиротели Иннокентия женили на прабабке а его брата воспитывали тунгусы (своих детей у них не было) и дали ему фамилию Хромовских.

    • Уважаемый Роман, Ваш комментарий про семью Миромановых важен для меня, так как я занимаюсь родословной своей бабушки Татьяны Петровны Смолиной (в девичестве Миромановой). Описанные Вами семейные факты мне известны и уточнены. С удовольствием поделюсь сведениями и фото. Укажите, пожалуйста, контакты. С уважением, автор.

Оставить комментарий