Деревенская песня снова слышится мне…

 Воспоминаниями о своей деревне Усть-Вихорево поделились старожилы Шаманских Александра Афанасьевна, Курышева Александра Александровна и Запунная (Говорина) Галина Ивановна.

Деревня Усть-Вихорево была расположена между слиянием двух рек: Бурдоя и Вихоря.

Когда была основана деревня, установить не удалось. Предположительно, свое начало она берет в 17 веке. Кто был первопроходцем также не известно. Деревня небольшая — 70 дворов. Всего в деревне 2 улицы, которые тянулись от склона горы Утесик до русла реки Бурдоя. Улицы назывались Передняя и Задняя. За вторым склоном горы Утесик располагалась пашня, которая засевалась зерновыми. Этот участок пашни назывался «под хребтом».

Надо сказать, что река Вихоря и Бурдой были рыбными реками, в которых водилась в основном мелкая рыба: елец, окунь, сорожка, хариус. Рыбу в этих реках ловили сетями или мордами. Зимой был подледный лов. Долбили лед и в проруби ставили морды. В быту сельчане проруби называли «ярданями».

Плавное течение реки Вихоря прерывалось легким грохотанием порожистого русла реки. Славился порог реки другими видами рыб: налимом, хариусом и щукой. Рыбаки на пороге ставили уже другие снасти, которые носили название «фитили».  Изготовлялись они из пряжи конопли. Две нитки скручивались (для прочности) и плели из них эти снасти.

Река Вихоря примерно в 1,5 км. от деревни впадала в Ангару. Отсюда и название деревни — Усть-Вихорево. На Ангаре добывали крупную рыбу самоловом. Это: осетр, стерлядь, таймень. Этот вид рыбалки был очень трудным и рискованным, так как самоловы ставились на середине Ангары, преодолевая быстрое течение реки.

Уды, крупные удочки высотой 6-7 м, привязывались к веревке, на одном конце веревки укрепляли камень (якорь), чтобы самолов спустить на дно реки, а на другом —   привязывали бревнышко диаметром примерно 10-12 см. и длиной 1,2 м. Это бревнышко называли «самоплавом», который находился на поверхности воды и указывал местонахождение самоплава на реке. Когда доставали улов, лодка держалась в равновесии на середине реки при помощи самоправа. Так что основным видом деятельности населения была рыбалка.

По Ангаре были построены зимовья, в которых жили рыбаки. Очень интересный способ был хранения добытой рыбы. Рыба привязывалась через полость рта к веревке, а веревка с другого конца к колу на берегу. Рыба плавала около берега. О таком приспособлении говорили: «Посадили рыбу на кукан».

Позднее (когда был организован колхоз) был построен небольшой рыбзавод. Рыбу солили в бочках, заготавливали икру и сдавали государству.

Другим видом деятельности и одним из основных было земледелие. Были разработаны пашни под посев зерновых вблизи от деревни, которые несли название «елани», а пашни, которые находились вдали от деревни, назывались заимками.

Каждое частное подворье имело свой надел земли. Выращенный урожай обмолачивали, в основном, вручную. Была в деревне и мельница. Хранили урожай в амбарах. Амбары были в каждой семье.

Животноводство в деревне

В каждом хозяйстве селянина были коровы, телята, свиньи, куры. Обязательно лошади. Одна или более.

В период коллективизации и образования колхоза животноводство в деревне приняло уже другое содержание.

Охотоводство

Осенью мужчины уходили в тайгу на промысел за белкой, лисой, соболем, сохатым и другими животными. У каждого охотника был в тайге свой участок, границы которого строго соблюдались.

На участках строили зимовья, где жили охотники. Для хранения продуктов сооружали высоко на четырех столбах приспособление, которое называлось «лабазом». Возвращались из тайги с добычей на Михайлов день (21 ноября). Было традицией после окончания срока охоты оставлять часть припасов про запас для тех, кто мог заблудиться в лесу и для странников. В основном это сухари, соль, обязательно спички.

Во время коллективизации в нашей деревне был образован колхоз «Трудовой подъем». Его название вполне соответствовало трудовому подвигу населения нашей деревни. Трудились всегда с огоньком, по-хозяйски. Продолжительность рабочего дня — от зари до зари. Председателями колхоза были:

Погодаев Егор Павлович,

Чупин Василий Дмитриевич,

Московских Сафрон Степанович.

В совхозе, который образовался позднее, управляющим был Погодаев Петр Васильевич.

С введением коллективной формы работы лошади и другие животные были переведены в собственность колхоза. Для лошадей был построен конный двор. За лошадьми ухаживали бережно, так как это был основой и единственный вид транспорта. Для других животных была построена ферма. Выращенный скот перерабатывали на мясо, молоко — на сметану и масло. Определённый процент этой продукции сдавали государству.

Усть-Вихоревские женщины на сенокосе

Погодаевы: Василий Андреевич, Николай Петрович, Павел Андреевич

Собранный урожай хранили в сусеках, в колхозном амбаре, который называли «мангазеей». Сусеки летом тщательно промывались, просушивались и проветривались для приема нового урожая.

Рано использовался посильный детский труд. Они (дети) помогали пропалывать сорняки на поле, жать хлеб серпом, вязать снопы за жаткой и ставить суслоны, грести сено на покосах и складывать его в копны. Еще детям приходилось собирать колоски и заготавливать турнепс на полях для скотины. Конечно, уставали дети. Но работали, можно сказать, наравне со взрослыми.

Деревня наша всегда отличалась гостеприимством, дружбой между жителями, высокой нравственностью. О воровстве и преступлениях не было и речи. Наши помещения не знали замков.

Строго соблюдались традиции села. Дрова заготавливали в определенный срок. Раньше нельзя было приступать к заготовке, как нельзя было раньше срока собирать ягоды, грибы в лесу.

Хорошим хозяином считали того, у кого заготовленные дрова красиво были сложены в поленницу, чисто выметены метлой ограда и за оградой. Порядку во всем придавалось большое значение.

Женщины вели хозяйство. Прияли пряжу из конопли и льна на прялках. Из льняных ниток ткали на кроснах холст, из которого шили одежду, скатерти, полотенца и другие необходимые вещи.

А еще женщины умели крючком вязать красивые узоры для наволочек, полотенец, простыней.

В зимнее время молодёжью проводились посиделки, на которых вязали из шерстяных ниток чулки, носки, рукавички, платки. А также заготавливали пряжу на прялках при помощи веретена (в деревне веретено называли «веретешкой»). И все это перед камином! Другого освещения не было. Такое общение носило нравственный характер, так как сближало людей разговорами, песнями, шутками.

Жители нашей деревни в основном были верующие. В каждом доме была икона, которая хранилась в переднем углу на полочке. Эту полочку назвали «божницей». Место, где хранилась икона, считалось в доме святым.

В центре деревни была сооружена церковь. В церкви крестили новорожденных детей, венчали молодых и выполняли другие церковные обряды. В 1930 году церковь закрыли, а на ее месте оборудовали клуб.

Интересно отмечали праздники в нашей деревне. Коллективно с гармошкой и песнями ходили из дома в дом.

В каждой деревне был свой престольный праздник. В нашей деревне — Петров день (12 июля). Отмечали и прославляли свой престольный праздник всей деревней.

Вспоминается, как праздновали Троицу. За украшенной березкой шло почти все деревенское население, отдавая дань уважения и любви к святой Троице, а так же прославляя целебные свойства этого чуда-дерева.

Была в деревне и начальная школа- четырехлетка. Учили грамоте нас Зоя Павловна Чупина, Мария Ивановна Чупина, Иван Алексеевич Коновалов, Илья Иванович и Анна Михайловна Шелепниковы.

Даже в то далекое время в школе уделялось большое внимание художественной самодеятельности, которой руководила Клавдия Васильевна Чупина. Она учила водить хороводы, исполнять народные песни и русские пляски.

Многие выпускники нашей четырехлетки продолжали свое обучение (у кого была возможность) в школе № 1 в старом Братске, который находился в 120 км. от нашей деревни. Среди выпускников тех лет есть учителя, инженеры, медицинские, сельскохозяйственные работники.

На краю деревни, недалеко от реки Бурдой, располагался медицинский пункт. Лечил больных Василий Кириллович Чупин, помогала ему его жена Варвара Петровна. Не ведали сельчане, где удавалось земляку, Василию Кирилловичу, приобрести медицинское образование. Чаще говорили, что он был самоучкой. Конечно, вряд ли. Предполагали также, что он в армии приобщился к медицинскому делу. Но больные люди обращались к нему, и он помогал им выздороветь. С тех пор прошло много лет. Василия Кирилловича давно уже нет в живых. Были после него и другие медики.

1941 год — началась Великая Отечественная война. Из нашей деревни 70 человек ушли на фронт защищать наше Отечество. Погибли почти все, мало вернулось живыми домой. На Обелиске Славы в г. Братске имена наших земляков, которые мужественно, по-героически сражались на фронтах войны и отдали свою жизнь за нас с вами, за будущее страны.

Вот их имена:

Говорин Егор Прокопьевич,

Говорин Николай Алексеевич,

Говорин Василий Николаевич,

Погодаев Григорий Васильевич,

Погодаев Василий Савватеевич,

Чупин Иван Егорович, и многие другие.

Пусть вечная слава и добрая память о них навсегда живет в наших сердцах…

Теперь нашей древни нет. Ее затопило Усть-Илимское море. Но в нашей памяти остались навсегда ее устои и традиции, которыми жили наши предки, деды, отцы в далекую и близкую старину.

Дер. Усть-Вихорево до затопления

 

… а теперь она под водой Усть-Илимского водохранилища

После затопления жители д.Усть-Вихорево обосновались в Гидростроителе, Падуне, Энергетике, Братске, Вихоревке.

Деревенские дали

(посвящается деревне Усть-Вихорево)

Автор  Запунная (Говорина) Галина Ивановна

Деревенские дали,

Как вы мне дорогú,

А ведь раньше мечтала —

Скорее в город уйти.

Вот живу я в квартире…

Лифт гудит  и гудит,

А душа по деревне     

Все болит и болит…

Часто снится деревня,

Что сокрыта водой.

Деревенский наш домик

И амбары с мукой.

Босоногое детство

И купанье в реке,

Да ромашково поле

За рекой на заре.

Снится Лабаз, Культурный,

Где косили, гребли.

И где песни певали

Люди нашей земли!

Деревенская песня

Снова слышится мне…

И хоть труд был не легким,

Но он был по душе.

Все работали спорно

Дело шло хорошо

А под вечер в машине

Возвращались в село.

Дядя Петя, поддай-ка

Газу больше, чем есть,

Чтобы дух захватило

У ребят и невест.

Дядя Петя согласен

Прокатить с ветерком,

И вот пулей въезжаем

Мы в родное село.

Бабки да ребятишки

Нас встречали с полей,

И коровы мычали,

Чтоб доили скорей.

Дома снова работа:

Поспевай, не зевай.

Поливай огороды,

В баню воду таскай…

А у клуба гармошка

Уж торопит, зовет:

«Управляйтесь скорее,

Собирайся народ!»

Шел и старый и малый —

Возраст здесь не предел.

Веселилась деревня,

Отдыхая от дел.

Шутки, смех, прибаутки,

Пляски на перепляс.

Ну, а утром, конечно,

Не добудишься нас.

Так вот жили и жили,

Молотили, гребли.

А тут враз затопило.

За какие грехи?

Это малая Родина,

Деревенька моя,

Наши дети  и внуки

Не увидят тебя.

Не увидят Утесик,

Каменигу, Елань,

Где маевки встречали

В молодую мы рань.

Наши умные власти

Торопились вперед.

Все сметали по плану,

А теперь отстаем.

Ты прости нас, деревня,

И, как мать, и сестра,

Что затоплена морем,

Но в сердцах ты жива!

Был у нас шофером д. Петя Серышев, он возил нас на луга в старой машине, еще с очень примитивной кабиной. Первыми он увозил взрослых, а потом нас – молодежь, и исполнял наши прихоти — прокатить с ветерком, так как большего соблазна мы не знали в те годы. Еще, правда, мы здорово умели скакать на лошадях, но машина — это была наша первая цивилизация!

Лабаз, Культурный — название покосных угодий, названные нашими предками давно. Когда мы подросли, то вместе со своими родителями работали на лугах: возили копны, подкашивали, гребли. Помогали выпалывать на полях сорняки. Это у нас называлось «полоть колюн»  (осот). Мы вставали рядом со взрослыми женщинами и шли от одного конца поля до другого, вырывая сорняки голыми руками, часто под жарким солнцем, стараясь не ныть, не надоедать большим. Было стыдно плохо выполнять работу, иначе за меня будет краснеть моя мама, а было-то нам по 11-12 лет, а иногда и 10.

Если б я могла, то написала бы книгу о тех добрых временах, когда люди глядели прямо в глаза друг другу.

Я счастлива, что жила в то доброе время.

 

Очень трогательный видеосюжет, посвященный деревне и ее жителям,  подготовила Таисия Погодаева. Чтобы его посмотреть, пройдитесь по ссылке:

https://vk.com/videos326406313?z=video326406313_456239018%2Fpl_326406313_-2

Фотографии из семейных альбомов Усть-Вихоревских жителей:

Говорина Анна Игнатьевна с дочерью Галиной

 

Говорин Михаил Васильевич, Погодаев Владимир Александрович, Шелепников Валерий Ильич

 

Погодаев Александр Васильевич

 

Говорин Иван Николаевич с собакой Веткой

 

Шаманских Петр Иванович, Говорин Иван Алексеевич, Погодаев Николай Егорович, Говорин Михаил Егорович

 

Лебедева Анна Афанасьевна с внучками Лидией, Валентиной , Марией и дочкой Ниной Николаевной Слотиной

 

Погодаева Елизавета Родионовна с дочерью Валентиной Васильевной

 

Шаманских Александра Афанасьевна, Говорин Николай Романович, Погодаева Милодора Николаевна

 

Денис Николаевич и Анна Николаевна Говорины

 

Дом Говорина Василия Савельевича

Уведомление о правах.
Данный материал является авторским, все права принадлежат сообществу «Старый Братск». При полном или частичном копировании материала ссылка на данную статью или сайт bratsk-starina.ru как авторов обязательна

Оставить комментарий