Казаринова А. История деревни  Каймоново в фотографиях и архивных документах

29 апреля 2019 года на заседании «Старого Братска» свое краеведческое исследование представила Казаринова Анастасия, учащаяся  гимназии № 1 имени А.А. Иноземцева г.Братска.

 С детства мы изучаем многие науки: математику, биологию, географию, историю России и другие. Но самая главная наука — о себе, истории своей семьи, история родного края – остается в стороне.

На карте России тысячи малых деревень, каждое из них имеет свою историю, до сих пор не восстановленную учёными. Полное незнание истории той земли, по которой ходишь, в наши дни, к сожалению, стало очень распространенным явлением.

Сотни деревень, основанных в XVII – XVIII вв., находившиеся  по берегам сибирской реки Ангары и ее притока Илима  с плодородными полями и сенокосами ушли на дно двух водохранилищ: Братского и Усть-Илимского. Сколько осталось деревень, сохранивших старую историю Приилимья? Автор исследовательской работы будет считать свою цель  выполненной, если хотя бы привлечет внимание читателя к истории Восточной Сибири, показав в общих чертах историю одной  илимской деревни – Каймоново.

В «Памятной книжке Иркутской губернии за 1903» год указано, что выселок  (небольшое  ceлeние) Каймоховский относился к Кежемскому  сельскому  обществу Больше-Мамырской волости Иркутской губернии. В  1924  Братский район  был расширен за счет упразднения Больше-Мамырской волости. С 12.03.1946 года (согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР) в связи со строительством железной дороги Тайшет-Лена был образован Заярский район, выделившийся из Братского. В него входили: Заярский поселковый и пять сельсоветов: Больше-Мамырский, Кежемский, Лучихинский, Нижне-Суворовский, Париловский; а также 32 населённых пункта с населением 12 624 человека. Просуществовал Заярский район до 1953 года: Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1953 года он был упразднен и его территория перешла к Братскому району. Накануне затопления в 1960 году в Братский  район входила и    деревня Каймоново. В 80-х гг. XX-го века деревня Каймоново была  переименована  в поселок Каймоновский, который в настоящее время входит в Нижнеилимский район.

История деревни Каймоново была собрана из разных источников:

— книги В.Н.Шерстобоева «Илимская пашня» и А.С. Бубнова «Илимская пашня: время перемен»;

— Похозяйственные книги дер. Каймоново из архивного отдела администрации города Братска;

— личные фотоархивы А.Марченко, А.Мурзакова;

— газета «Знамя коммунизма» 1945 г.;

— воспоминания Марии Григорьевны Кириенко, которая в настоящее время живет в жилом районе Энергетик города Братска;

— воспоминания Ивана Иннокентьевича Литвинцева;

— воспоминания Светланы Николаевны Рыбкиной (в девичестве Кочетковой), которая в настоящее время живет в городе Братске.

Мой дедушка Иван Иннокентьевич Литвинцев много лет тому назад рассказывал, что деревня Каймоново,  в которой он жил, «была построена при Екатерине Второй, через нее проходил тракт (дорога), который так и называли – екатерининский».  Спустя годы, когда моя мама стала работать историком, она вспомнила о рассказах отца, решила написать историю деревни Каймоново, стала собирать информацию, в основном это были воспоминания наших родных, которые жили когда–то в деревне. И только в этом году мы вместе написали «Историю деревни  Каймоново…».

Когда же была основана деревня?

Одним из источников информации, который  подсказал примерную дату основания деревни,  стали карты. На карте Иркутской губернии Брокгауза и Ефрона 1894 г.  можно без труда найти деревню Каймоново.

Еще одна  карта Иркутской области – карта Иркутской губернии из  «Подробного атласа Российской империи с планами главных городов» А.А. Ильина (год издания 1871).

В настоящее время в  Иркутской области два поселка со схожими названиями – Каймоново Усть–Кутского района и Каймоновский Нижне–Илимского района.  На первом фрагменте карты А.А. Ильина усть–кутское Каймоново обозначено чуть выше и правее  Илимска. Но самое интересное —  на карте нижнеилимское Каймоново 1871 года меняет название на Литвинцова. Попытаемся предположить, как это произошло, впрочем, не претендуя на историческую достоверность. Обратимся к научному труду «Илимская пашня» профессора  В.Н. Шерстобоева, который определяя происхождение названий населенных мест Илимского воеводства, делает вывод, что «… названия селений Илимского воеводства имели имя жителя, обычно пашенного крестьянина, являющегося основателем. Если говорили «деревня Шестакова», то подразумевалось, что речь идет о деревне, где живет крестьянин Шестаков».[1]

            На карте также обозначена еще одна деревня Литвинцева Нижне–Илимской слободы Илимского воеводства (основатель сын боярский Стенька Максимов Литвинцов), которая находилась на территории Нижне-Илимского района в начале ХХ века (см. выше Илимска на карте). Из этой деревни происходил (как писал В.Н.Шерстобоев в «Илимской пашне») воевода – илимский дворянин Иван Литвинцов. Первоначальное название деревни Литвинцева, основанной в 1680 году —  Литвинцóва, сейчас деревни Литвинцева не существует, она на дне УИГЭС.

А.С. Бубнов приводит такие данные: «К концу XIX  века казаков на Илиме было уже немного. Полностью казачьей была деревня Литвинцева (15 дворов) и другие…  Любознательные потомки, вспомнив своих дедов и прадедов, могут установить, кто из ныне живущих принадлежит к казацкому роду»[2].

Таким образом, можно предположить, что картограф А.А.Ильин меняет название деревни, т.к. преимущественно в ней проживали казаки Литвинцевы.

Хотелось бы привести еще один неизвестный факт.  А.Н. Радищев, сосланный за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» в Илимск, возвращаясь из ссылки в 1797 году, вел «Записки путешествия из Сибири». Приведем отрывок из них:

«1797, февраля 20–е. Распродав или раздав все в Илимске… мы выехали при стечении всех почти илимских жителей в 3 часа пополудни. Приехали в зимовье к Лукичу, от Илимска на Ирейке 21 вер., уже смерклось.

            21-е.  У Суворкиных пообедав по-дорожному, доехали, уже смерклось, до Филиппа Каймонова, где живет отец с двумя сыновьями, – 28 вер. У Суворкиных сходятся также некоторые илимские промышленники, имеющие тут свои ухожья; но промыслы как их, так и Лукичевых были в 1795 г. столь худы, что многие и плашек не сторожили. От Илимска до самой Ангары волок идет более на гору и отлогости к Илимску. Около Каймонова много кедру. В 1796 он продал пудов 10 орехов по одному рублю, но NB: не прибавлено ли по обыкновению древнему и нынешнему еще сибирскому, ибо вообще приметить можно, что существуют многие древние обычаи, изречения, слова, которые во многих местах России уже истребилися.

            22-е. От Каймонова, выехав на рассвете, приехали на Мамырье в 2 часа пополудни, 33 вер. При прощаньи верх- и нижнеилимские просили их вспомнить. Каймонов записался в мещане, и крестьяне хотят отнимать покосы, – знак, что их мало. На Мамырье пообедав, до Кежмы Ангарою 20 вер., с Кежмы Ангарою до Филиппова острова 22 вер., до Братского 22 верст».

  Карта Нижнеудинского уезда Иркутской губернии  датируется тем самым  годом, когда А.Н. Радищев возвращался из Илимска. На ней, хотя и с трудом, мы можем рассмотреть заимку Каймонова, которая расположена на реке Видим, реку Ангару, реку Малую Мамырь.

На карте С.У. Ремезова деревня Каймоново не обозначена. Таким образом, можно сделать вывод, что деревня (первоначально заимка Каймонова) была основана  между 1701 и 1797 годами, предположительно во второй половине XVIII века, во времена правления Елизаветы Петровны или Екатерины Второй, что и передавалось  из поколения в поколение Литвинцевыми, жившими в деревне.

Кто же основал заимку Каймонова?

Опираясь на доводы В.Н. Шерстобоева, можно с уверенностью сказать, что им был крестьянин Каймонов (Филипп Каймонов, имя которого упоминает А.Н.Радищев) или его отец. На карте 1871 г. деревня Каймоново обозначена как Литвинцова, отсюда можно сделать вывод, что потомков крестьянина Филиппа Каймонова в деревне по каким–то причинам уже не осталось.

Деревня Каймонова была основана в Илимском воеводстве,  Илимский острог старше Иркутского на 30 лет.  С внешним миром Илимское воеводство связывалось магистралью, которая начиналась за Уралом, шла по Тоболу, Иртышу, Оби, Енисею, Ангаре и Илиму, затем перекидывалась на Лену и по ней продолжалась до Охотского моря. С Ангары на Илим шла одна сухопутная дорога: от Анамырской (Мамырская Больша) на Илимск вел Ангарский волок около 100 верст.  На карте начала XVIII века (картограф неизвестен) показан Ангарский волок (цифра 1) и Ленский волок (цифра 2). Ангарский волок — путь от Братского до Илимского острога.   Тракт этот от Мамыри через Илимск на Усть-Кут, заменивший старые волоки, приобрел во второй половине XIX века важное экономическое значение при открытии золотых приисков в Ленском районе.

В  1889 году в сборнике «Обзор Иркутской губернии за 1888 год» отмечено, что «почти непроезжая дорога от Мамыри до Илимска (использовавшаяся только как зимник) доведена до состояния вполне безопасного и удобного колесного пути».  Население, которое селилось по тракту,  было связано в основном с извозом, само занималось извозом, предоставляло жилье для ночевки, продавали корм для лошадей. Крестьяне деревни Каймоново не были исключением.

Все мы родом из деревни …

Несколько месяцев назад я познакомилась с Марией Григорьевной Кириенко, моей двоюродной бабушкой. Ей 73 года, последние 10 лет она писала воспоминания о деревне Каймоново  40-60 годов. «Каймоново – небольшая деревенька,  была построена на одном из берегов реки  Видим.  В Каймоново жили, в основном, Литвинцевы, которые не приходились друг другу родственниками.  В ту пору грузы из одного населенного пункта в другой перевозили на лошадях. В доме нашем, как и в других домах, где были большие дворы, останавливались на ночлег дорожники. Папа помогал дорожникам накормить лошадей. Потом мужики, уставшие и замерзшие с дороги, согревались в доме у печки, ужинали, расстилали на полу дохи, тулупы, устраивались на ночлег. В тридцатых годах в нашей деревне был создан колхоз «Советский охотник».         Председателем колхоза избрали папу, который не окончил ни одного класса. Стали выращивать овёс, ячмень, пшеницу, горох, картофель, турнепс (для скота). Собрав урожай, что сдавали государству, что засыпали на семена, что делили колхозникам на трудодни. Завели колхозных коров, овец, лошадей, куриц. Для них построили на другом берегу реки скотные дворы, стайки, конюшни, коровники. Женщины ухаживали за скотом, сепарировали молоко, сбивали масло, привлекали детей. Дети также помогали кормить, поить телят, овец, чистить загоны. Подростки развозили зимой на поля навоз на санях. Одним словом, зарабатывали трудодни всей семьей. Участки, на которых  выращивали зерновые культуры, были именными. Обрабатывали их семьями. Наша семья выходила на работу первой, так как папа – председатель колхоза. Хлеб тогда сеяли, убирали вручную: косили косой, жали серпом, вязали снопы, затем молотили».

И еще одни воспоминания — Ивана Иннокентьевича Литвинцева, моего дедушки. «Жители деревни Каймонова Литвинцевы были казаками. Казакам выделялись лучшие земли, ближе к деревне. Предки Литвинцевых (Алексей или Сергей Литвинцев) получили от царского правительства охотничьи и ягодные угодья в 20 км от деревни по речке Киркирой  и  ягодные бора недалеко от дома.       Изба, где я родился, стоит уже более ста лет на земле. Избы братьев моего отца Иннокентия Ивановича – Ивана и Григория тоже до сих пор сохранились. На крыше дома Иннокентия Ивановича была надпись  — «красил Быков в 1905 году», крыша была железной, крашеной, а еще покрашены были окна. Улица, на которой стояли дома Литвинцевых, после революции стала именоваться улицей Советских охотников».

Во время Великой Отечественной войны Иннокентий Иванович Литвинцев был призван на трудовой фронт, служил в Уфе, затем плавал по Ангаре на пароходе «Фридрих Энгельс» помощником капитана. На пароходе было всего трое мужчин: капитан, его помощник и механик; остальные работники – женщины. Затем Иннокентия Ивановича отправили в организацию Охотсоюз, где работал штатным охотником, добывал мясо диких животных для фронта. Так он оказался дома.

В 1949 г. на Илим пришла железная дорога. Многие колхозники стали работать на железнодорожном строительстве. В 1950 г. железная дорога прошла через Шестаково и там была построена средняя школа. Для того чтобы продолжить обучение детей, Литвинцевы купили дом в Шестаково и поселились там. Здесь Иван и закончил школу.  Затем, семья вернулась в Каймоново.  В 60–70 гг. ХХ века Литвинцевы переехали из Каймонова в Братск. Но до 2008 года в деревне проживали мои дедушка и бабушка.

Автор книги «Илимская пашня. Время перемен» Бубнов А.С. призывает нас: «Изучайте историю родного края, сверяйте свою жизнь с жизнью предков, не допускайте ошибок, сделанных прошлыми поколениями…»

Одна из ошибок нашего поколения – это забвение истории. История одной из деревень Восточной Сибири — деревни Каймоново,      не будет предана забвению.

[1]Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Иркутск. ОГУП «Иркутская областная типография №1».2001.т.1.83.

[2]Бубнов А.С.. Илимская пашня. Время перемен. Иркутск. ОГУП «Иркутская областная типография №1». 2002. 322.

 

  

Уведомление о правах.
Данный материал является авторским, все права принадлежат сообществу «Старый Братск». При полном или частичном копировании материала ссылка на данную статью или сайт bratsk-starina.ru как авторов обязательна

Оставить комментарий