Глушенко М.А. Результаты археологической разведки на месте бывшей деревни Бурнино. Из материалов конференции от 24.10.2018

 Глушенко Максим Александрович – кандидат исторических наук, заместитель директора по научной работе в Братском городском объединенном музее истории освоения Ангары. Специализируется на изучении деревянного зодчества в Приангарье, развивает в Братске новое исследовательское направление – археология русских. Участник научно-практической конференции «История братских поселений: исследования и публикации».   

За последние 16 лет в России стремительно развивается новое направление в археологической науке – археология русских, изучение материальной культуры русских позднего времени по данным археологических раскопок. До некоторых пор, в Приангарье археологов интересовали только древние комплексы, предшествовавшие приходу в Сибирь русских первопроходцев. Исключения составляли только остроги и некрополи XVII в. Археологи даже старались избегать раскопок на месте русских поселений, так как хозяйственная деятельность деревень уничтожала культурные слои более древнего населения. Только в 2011-2012 гг. в рамках археологических спасательных работ в зоне затопления Богучанской ГЭС археологам пришлось изучать деревенские культурные слои пос. Едарма, так как под ними залегали более древние комплексы, нуждающиеся в спасении [Лохов, Липнина, Дударек, 2015].

Первые целенаправленные исследования с целью определения перспективности археологического изучения ангарских деревень началось в 2017 г. в рамках совместной экспедиции ООО «Красноярская геоархеология» и Братского городского объединенного музея истории освоения Ангары под руководством автора статьи. Было обследовано десять ангарских деревень Кежемского (ниже створа Богучанской ГЭС) и Богучанского районов Красноярского края и один промысловый комплекс – солеваренный завод. В данных районах сохраняется незатопленный отрезок р. Ангары с действующими деревнями, основанными в 17 в.

На территории Братского района не пострадали от затопления только некоторые поздние деревни, расположенные на притоках р. Ангары (рис. 1).

Как правило, их заселение начиналось в XIX-XX вв. А самые ранние деревни, основанные по берегам р. Ангары пострадали все. Почти все они находятся под многометровой толщей воды, исключение составляют только деревни ниже створа Братской ГЭС, где уровень Усть-Илимского водохранилища поднялся на 2-6 м. Здесь до сих пор сохраняются участки, на которых располагались первые деревни Братского района. К сожалению, абразионная1 деятельность водохранилища почти уничтожила территорию застройки деревень Дубынино, Антоново, Матера, Московское и Грехуткино. Деревня Тэнга меньше всех пострадала от водохранилища, но ее территория была существенно разрушена в результате строительства моста и другой хозяйственной деятельности XX-XXI вв. Единственная ангарская деревня Братского района, чья территория почти осталась без изменений — это Бурнино.

Деревня Бурнино располагалась на юго-восточной оконечности одноименного острова, которая после затопления Усть-Илимского водохранилища оказалась отрезанной от основного острова протокой и ныне именуется островом Снежный (рис. 2). 

Уровень затопления в этом месте составляет приблизительно 4 м в период максимального наполнения водохранилища. Абразионная деятельность Усть-Илимского водохранилища разрушила не более 15 м берега.

Деревенская улица с основной застройкой осталась не тронутой. На поверхности фиксируется множество западин оставшихся после сноса строений (рис. 3).По взаиморасположению западин2 можно определить, что к моменту выселения в деревне было не меньше двух улиц. Первая имела двухрядную застройку и была вытянута вдоль реки Ангары на 700 м, ее южная часть, повторяя очертания берега, изгибалась к юго-западу (рис. 4).

Вторая улица располагалась позади первой, повторяя ее по конфигурации, и имела протяженность 600 м. Южная половина второй улицы имела двухрядную застройку, северная однорядную в противоположной стороне от реки. Скорее всего, изменение застройки продиктовано «слипанием» двух улиц в северной части. За второй улицей расположена заброшенная пашня, которая покрывает всю южную половину острова Снежный. Изредка на поверхности встречаются остатки окладных венцов, столбов, многие из которых имеют следы пожара.

Первое упоминание о деревни относится к 1723 г. На этот момент в ней было два двора пашенных крестьян [Шерстобоев, 1949.С. 96]. Перед затоплением в деревне по устным источникам было уже 69 дворов. Очистка территории под затопление закончилась в 1960-х гг.

Археологическая экспедиция на острове в 2018 г. проводилась в рамках археологической практики для студентов-историков Братского государственного университета. Руководил экспедицией сотрудник Братского городского объединенного музея истории освоения Ангары М.В. Панюхин. Автор статьи вместе с небольшим отрядом экспедиции вел разведку на месте деревни. Было принято решение заложить четыре шурфа общей площадью 12 кв. м. на разных участках деревенской застройки.

Шурф № 1 был заложен на территории бывшей усадьбы. Глубина шурфа 1,15 м (рис. 5).

Дерново-почвенный горизонт составляет 0,1 м. Под ним залегает гумусированный слой светло-серой супеси3 мощностью до 0,4 м. Затем слой светло-бурой супеси с видимой мощностью до 0,7 м. Граница с вышележащим слоем нечеткая.

Предметов в шурфе найдено 2 экз. Это фрагмент лепной сероглиняной лощеной керамики и фрагмент кости.

Скорее всего, на данном участке велась вспашка земли, но в связи с тем, что плодородный слой был накоплен еще до прихода русских и составляет 0,4 м, следы от рабочего инструмента не проявились в стратиграфии.

Шурф № 2 заложен рядом с западиной. Глубина шурфа 1,25 м (рис. 6).

Дерново-почвенный горизонт имеет мощность 0,05 м. Под ним залегала прослойка темно-серой супеси толщиной 0,05 м. Затем слой светло-бурой супеси 0,07-0,1 м. Ниже залегает слой светло-серой супеси 0,1-0,15 м, который имеет четкую границу с нижележащим минеральным слоем из светло-бурой супеси мощностью до 0,5 м. Под ним располагаются переслаивающиеся пески с видимой мощностью до 0,5 м.

Предметов в шурфе найдено 5 экз. Среди них фрагмент оплавленного стекла, кованые гвозди, фрагмент керамики и кость.

Стратиграфия4 шурфа показывает, что первоначально территория использовалась под пашню для злаковых, в которую достаточно мало вносили удобрений. Затем была выкопана яма, от чего был нанесен небольшой слой из светло-бурой супеси. Последний верхний слой образовался в результате использования участка под усадьбу.

Не смотря на то, что шурф располагался на краю ямы, не удалось выявить ни остатков укрепляющего сруба в яме, ни остатков окладных бревен надземного строения над ямой.

Шурф № 3 заложен, вероятно, на месте бывшего ледника. Глубина шурфа 1,75 м (рис. 7).

Дерново-почвенный горизонт составляет 0,05 м. Под ним залегает темно-серая гумусированная супесь мощностью до 0,25 м с включениями нижележащего слоя, переход с которым четкий, но прерывистый. Нижележащий слой представляет собой светло-бурую супесь толщиной до 0,2 м. Далее залегают переслаивающиеся пески с видимой мощностью до 1,4 м.

Предметов в шурфе найдено 80 экз. Материал залегал в пяти условных горизонтах. К наиболее интересным находкам относятся:

фрагменты слюды (рис. 8),

медное ушко от котла (рис. 9),

оселок из мелкозернистого песчаника (рис. 10),

оружейный кремень (рис. 11),

обломок заготовки каменного пряслица (рис. 12),

железный нож с берестяной рукояткой (рис. 13).

Встречается один фрагмент стекла светло-зеленого цвета. Стекло это низкого качества, содержит множество воздушных пузырьков, на поверхности каверны с остатками шлака. Большая часть представлена фрагментами керамики. Вся керамика лепная, но по венчику имеет штришки характерные для гончарной (рис. 14, 15).

Скорее всего, керамические сосуды вылепляли вручную, но венчик обрабатывали на простейшем гончарном круге. Встречается чернолощеная керамика. Фрагменты скрученной бересты. Половину находок представляют кости млекопитающих и рыб. Удалось определить только челюсть барана. Одна кость млекопитающего просверлена с торца в продольном направлении (рис. 16).

В шурфе была обнаружена часть ямы прямоугольных очертаний (рис. 17).

Ширина целой стенки 1,5 м, видимой 1,2 м. Глубина ямы 1 м. Внутри нее находились сильно сгнившие остатки деревянного сруба из плах шириной 0,1 м, собранных «в лапу» (рис. 18).

Дно было частично застлано берестой (рис. 19).

Скорее всего, данная яма представляет собой остатки погреба-ледника. После его ликвидации, яма длительное время заполнялась, использовалась в качестве мусорной ямы, затем участок земли на месте шурфа № 3 использовался под огород.

Все находки в совокупности представляют собой сравнительно архаичный комплекс, не имеющий никаких следов XX в.

Шурф № 4 был заложен на краю двух западин, оставшихся, вероятно, от избы-связью (рис. 20).

Глубина шурфа 1 м (рис. 21).

Дерново-почвенный горизонт имеет мощность до 0,07 м. Под ним располагается слой темно-серой гумусированной супеси. Ниже пролегает тонкая (до 0,03 м) прослойка древесного тлена, лежащая на слое светло-серой супеси мощностью до 0,15 м. Через четкую границу пролегает слой светло-бурой супеси до 0,4 м. Ниже залегают переслаивающиеся пески с видимой мощностью до 0,35 м.

Предметов в шурфе найдено 16 экз. в трех горизонтах. К ним относится фрагмент шиферной кровли, пластиковое украшение, строительная скоба из заводского прутка, гончарная и лепная керамика. В нижнем горизонте найден крупный фрагмент низкого сосуда из сероглиняной лощеной керамики изготовленной лепным способом (рис. 22).

Освоение данного участка началось с пашни под злаковые культуры. Затем участок был застроен усадебными сооружениями, после чего началось постепенное накопление культурного слоя, длившееся вплоть до расселения деревни.

Данный шурф располагался таким образом, чтобы обнаружить остатки окладного венца избы-связью. Но никаких следов деревянных конструкций не выявлено. Возможно, при переносе строений из деревни по каким-то причинам разбирали даже окладные венцы.

Толщина культурного слоя варьирует в пределах 0,25-0,5 м. Его слабая мощность связана с тем, что на протяжении долгого времени в деревне проживало небольшое количество жителей. Кроме того, когда деревянные строения приходили в негодность, их остатки демонтировали почти полностью, расчищая место для новых построек

Датировка вскрытых отложений осложнена отсутствием датирующих находок (монет) и древесины удовлетворительной сохранности для проведения дендрохронологического5 анализа. Тем не менее, археологические методы изучения позволяют определять относительный возраст. Так, например, яма в шурфе № 3 должна иметь возраст не моложе XIX в. на что указывают данные стратиграфии и состав слоя. Комплексы остальных шурфов имеют возраст первой половины XX в. Достаточно сильное превосходство поздних культурных отложений в деревне над ранними комплексами связано с резко возросшей демографией в XX в. Малочисленное население первых веков не могло оставить после себя мощных культурных слоев.

Достаточно интересные открытия омрачает наличие на всей площади деревни незаконных земельных раскрытий — «закапушек», оставленных после себя черными копателями (рис. 23, 24).

  

Данные граждане, не понимая научной и культурной важности деревни Бурнино, обедняют культурный слой, перемешивая его и вынимая металлические предметы, в том числе монеты. Без монет становится невозможна точная датировка старинных построек, в которых они найдены. А не законсервированные земельные раскрытия ускоряют разложение органических предметов (кость, кожа, дерево, ткань) рядом с земельным раскрытием. Таким образом, баловство коллекционеров наносит серьезный ущерб памятнику  археологии и ставит крест на полноценном изучении культуры ангарцев.

В целом разведка 2018 г. показала перспективность археологической работы на месте бывшей деревни Бурнино. Стационарные археологические работы по изучению отложений Бурнино позволят в дальнейшем:

— выделить этапы разрастания деревни;

— изучить генезис планировки деревни (найти истоки самобытной «ангарской классики» в архитектуре Среднего Приангарья);

— изучить жилые и хозяйственные постройки XVIII-XX вв.;

— определить динамику новаций в материальной культуре ангарцев.

Кроме того, накопленные археологические коллекции пополнят фонды БГОМ и станут достоянием Братска на многих выставках и экспозициях музея. Но, к сожалению, если не прекратится разграбление данного памятника черными копателями, то в скором времени мы можем потерять единственный сохранившийся в Иркутской области опорный объект по изучению культуры русских Приангарья и вместе с ним возможность получить полноценные знания о материальной культуре первых русских первопроходцев Ангары6.

Примечание:

1.Абразия — процесс механического разрушения и сноса горных пород в береговой зоне водоёмов волнами и прибоем, а также воздействием переносимого водой обломочного материала.

2.Западина — углубление, отлогая яма, впадина.

3.Супесь — рыхлая горная порода или грунт, состоящая, главным образом, из песчаных и пылеватых частиц с добавлением около 3—10 % алевритовых, пелитовых или глинистых частиц

4.Стратиграфия — раздел геологии, изучающий последовательность формирования комплексов горных пород.

5.Дендрохронолоогия — научная дисциплина о методах датирования событий, природных явлений, археологических находок и древних предметов, основанная на исследовании годичных колец древесины.

6.С 2018 г. территория бывшей деревни Бурнино Братского района Иркутской области является объектом культурного наследия и охраняется государством. Незаконные земельные работы грозят штрафом в крупном размере, либо лишением свободы сроком до 6 лет (Пункты 1, 2 Статьи 243.2 УК РФ).

Список литературы:

1.Лохов Д.Н., Е.А. Липнина, С.П. Дударек. Русское старожильческое поселение Деревня Ёдарма (по результатам спасательных работ в зоне затопления Богучанской ГЭС) //Изв. Иркут.гос. ун-та. Сер.: Геоархеология. Этнология. Антропология. – 2015. – Т. 13 — С. 62-95//.

2.Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Т. I. Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века — Иркутск: ОГИЗ, 1949. – 597 с.

Фото автора

Уведомление о правах.
Данный материал является авторским, все права принадлежат сообществу «Старый Братск». При полном или частичном копировании материала ссылка на данную статью или сайт bratsk-starina.ru как авторов обязательна

Один комментарий на “Глушенко М.А. Результаты археологической разведки на месте бывшей деревни Бурнино. Из материалов конференции от 24.10.2018

  1. В Советские времена деревни Антонова не было, была деревня Антоново! И это надо бы принять. По паспортным данным у жителей этой деревни значится название Антоново — место их рождение. Однажды поправили меня краеведы с названием этой деревни и это неверно! Сах-о-рово, но не С-а-хорово! В Советские времена эти деревни именно так и назвались. Историю названия деревень невозможно повернуть вспять ее надо принять как данность. Так же деревня Грихутка, по паспортным данным, люди этой деревни родились в Грихутке, но не Грихуткина.

Оставить комментарий